April 16th, 2012

(no subject)

ОДин графоман писал никому не нужные бездарные стишки, которые нигде не хотели печатать. И вот однажды он подумал:
- Буду писать на иврите. Иврита никто не знает, и никто меня не уличит в бездарности.
Так появился классик ивритской литературы Хаим Нахман Бялик. А за ним и другие графоманы понятулись. Один из них даже получил нобелевку по литературе. Кто-нибудь пробовал читать Агнона? Это же смертельная скукотища из жизни пейсатых мудаков. Убожество ивритской литературы бросается в глаза каждому человеку, воспитанному на русской культуре. Но говорить об этом нельзя - прослывешь антисемитом.

(no subject)

Нашего подполковника, который ебанул прикладом по морде левого пидара:
http://newsru.co.il/mideast/16apr2012/ism_101.html
наградить и повысить в звании. И сказать - так будет со всеми, кто любит лизать арабские жопы больше, чем собственных детей.

(no subject)

Алеутам Аляски государство платит пособие, при условии, что они будут учить свой алеутский язык. Бо молодежь сплошь переходит на английский. А преподают алеутам алеутский язык специалисты местного университета Джошуа Либерзон и Энн Резник.

(no subject)

В советское время в творческих организациях были худосоветы. КОнечно, худосоветы боролись с тлетворным влиянием Запада, следили за тем, чтобы в произведениях отражалась руководящая роль партии. Но и явного говна худсоветы не пропускали.
Тогдашний худосовет не пропустил бы ни одной передачи нынешнего ОРТ или РТР по причине низкого художественного уровня.

(no subject)

После публикации в Гонконге начал приходить спам на китайском. Перевел автоматом - увеличение хуя, гербалайф, нигерийские письма, выигрыши в лотерею. Но есть и китайская специфика - гирьки для вытяжки хуя.

(no subject)

Умирает старый чукча. Собрались все чукчи в яранге, а он и спрашивает:
- А кто с оленями остался?

Умирает старый чукча и говорит: Берегите эскимосов. Их перебьют - за нас возьмутся.

Посреди заснеженной тундры стоят две собачьи упряжки. В каждой из них сидит чукча, они беседуют. Подъезжает чукча в третьей, тормозит своих собак, слушает, о чем говорят. Потом:
- Ай не морочьте голову, - и дальше поехал.


Посреди заснеженной тундры стоят две собачьи упряжки. В каждой из них сидит чукча, они беседуют. Подъезжает чукча в третьей, тормозит своих собак, и говорит:
- Я не знаю, о чем вы говорите, но ехать надо.

Умирает старый чукча и перед смертью решил поведать соплеменникам рецепт чая с моржовым жиром:
- Чукчи! Не жалейте моржового жира!

Сидят чукчи в чуме, смотрят телевизор. Показывают Ялту. Тепло, море, люди ходят в одних трусах.
- Папа, а чего мы мучаемся в этой тундре, давай переедем в ЯЛту!
- Дурачок, там же ягеля нет. Чем же мы будем оленей кормить?

В чукотский поселок приехал лектор и расписывает, как хорошо жить в СССР - все бесплатно, у всех права, просто рай.
- Папа, давай переедем в СССР!
- Это невозможно. Мы же на Аляске, граждане США, нас в СССР не пустят.

(no subject)

Старость

Марьян Беленький

Шаркают, с палочкой.
Всех раздражают своей медлительностью и слабым соображением.
Дурацкими разглагольствовании о прежней жизни,
Никому не нужными советами.
Как вы могли выйти из дому в неглаженых штанах?
Что о вас подумают проходящие мимо девушки?
В жару торчат грязные кальсоны из-под мятых поношенных штанов.
Дураки! Зачем вы на это согласились?
Как вы не понимаете, что быть молодым и здоровым значительно лучше?
Со мной этого никогда не случится!
Выйдет специальное постановление.
Вот же сволочи, сидят, и никто даже не подумает мне место уступить.
Ну и молодежь пошла!
Раньше такого не было.
Раньше все было лучше.
И моих мудрых советов не хотят слушать!
Как тяжело стоять! Как холодно! Как все болит!
Когда же это кончится?