October 11th, 2013

(no subject)

Марьян Беленький

Правила хорошего моветона

Как вести себя на самосожжении

Для самосжигающегося

На самосожжение не стоит надевать дорогую одежду, меха, бриллианты, золотые украшения, и т. д. - все равно сгорит.

Самосожжение — это важное событие в жизни каждого человека и провести его надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно проведенное время. Не суетитесь, не хихикайте, не делайте неприличных жестов. Не пытайтесь записать телефоны девушек, пришедших развлечься необычным зрелищем— вы все равно не сумеете ими воспользоваться.

Горите спокойно, не прыгайте, не вертитесь, не бегайте с места на место, не размахивайте руками, чтобы не вызвать возгорания окружающих зданий и предметов. После окончания мероприятия приберите, залейте пепел водой. Поблагодарите присутствующих.

Для публики

Стойте спокойно, не кричите, не машите руками. Не нужно подзадоривать окружающих фразама «А тебе слабо?» Максимум, допускается фраза «Люди уже горят, а у нас еще ни в одном глазу».

В следующих выпусках

Как вести себя при погроме, ограблении банка, ограблении квартиры

Правила хорошего тона при контактах с инопланетянами:

http://www.milkyway2.com/works/belenky9.html

(no subject)

Мои сны

Марьян Беленький

Знакомые сказали, что если влезть втихаря в иерусалимский трамвай, и не выходить на конечной, то трамвай идет дальше, и можно приехать в Северную Корею. Но по дороге мы решили подзаработать. Разгружали бревна мороженых рыб, типа тунца. И тут тунец открывает человеческий глаз, смотрит на меня долгим печальным взглядом и слеза катится.

Я детства не понимал, как можно получать удовольствие от рыбалки. Представлял, как я себе плаваю, и тут в мое нёбо вонзается острый крючок, и меня тащат вверх и я задыхаюсь в жутком безводном пространстве, бьюсь в судорогах от ужаса и боли, и кто-то вырывает из меня крючок с мясом и бросает меня в кипящий кипяток.

***

У меня роман с женой пейсатого мудака. (Word подчеркивает слова «пейсатого мудака» как не существующие, я их заношу в словарь).. Будь она женой нормального человека, меня бы это остановило. Но пейсатый мудак – так ему и надо. Потому что он мало что мудак, да еще и пейсатый. И вот я стою с ней, разговариваю, а она ждет, когда же я ее приглашу уже к себе, исходит уже. И тут до меня доходит, что я стою в трусах. А она в полном религиозном облачении – чулки, длинный рукав, религиозный головной убор и т. д.

А неподалеку ее муж стоит. Ну что он может мне противопоставить? Мне – молодому, красивому, талантливому. Свою мудацкую говноталмудятину? Но если я в трусах, где мой кошелек, где мои деньги, где ключи от квартиры? И тут я просыпаюсь, бросаюсь к ящику стола и нахожу кошелек, деньги и ключи от квартиры. И пытаюсь досмотреть, что же там дальше было. Но дальше, к сожалению, не показали. А жаль. Интересно, какие они в этом деле.

***

На какой-то тусовке объявляют, что скоро концерт и я в нем участвую. И мне надо готовиться. И я захожу  в служебное помещение ДК Славутич на Подоле, и там лежит моя папка. Ладно, думаю, позже заберу. Потом прихожу забирать, а помещение закрыто. И я уговариваю - надо открыть, там моя папка. Показываю свою визитку. И мне выносит мою папку моя партнерша по танцам, Эстер из МИДа . И тут начинаются танцы. А у них ковровое покрытие. Я говорю Эстер — на ковре мы вальс не сможем, а сальсу или бачату — можно. И тут мне уже надо бежать на концерт. И тут по дороге я вижу на улице кучу ящиков с копченым салом, и никто внимания не обращает. Надо, думаю, украсть пару штук, пока никто не видит. Если б не концерт, я бы такси вызвал и отвез бы их все домой. А если так взять, надо же во что-то завернуть, оно же пахнет, люди в троллейбусе будут оборачиваться. А у меня ничего нет, кроме баула с концертным костюмом. Туда сунуть нельзя — все пропитается запахом. Белый смокинг с запахом копченого сала — не комильфо. И тут вся эта груда ящиков обрушивается прямо на мой чемодан. А чемодан — это наше все, мне без него нельзя. И я начинаю раскидывать эти ящики, чтобы добраться до чемодана. Даже попробовать сало не успею, надо же потом сразу на концерт бежать. А наши все уже поехали. А я не знаю где концерт. А мобильников еще не изобрели, звонить некуда. И тут я добираюсь до своего чемодана, открываю его, а там ....