September 2nd, 2017

(no subject)

Мне не поставят конный бюст с шашкой наголо посреди Житнего рынка на Подоле, с фонтанами шампанского по периметру.
Люди не будут возлагать цветы к моему подножию, цитируя напамять мои монологи.
Улицу Барон Гирш в Иерусалиме не переименуют в улицу Марьяна Беленького.
В иерусалимском Дворце Наций не будут ежегодно проводить международные фестивали моего имени с вручением международных премий имени меня.
Белоснежный 12-палубный лайнер «Марьян Беленький» не будет совершать кругосветные путешествия с заходом в Иерусалим.
Ну и ладно. Вы лучше поставьте пьесу в моем переводе, пока я жив:
http://www.netslova.ru/belenky/

Продолжение - следует!

Я живу в ожидании чуда. ОДин раз оно таки случилось. Когда я из никому не известного графомана, расклейщика афиш, в один день превратился в "автора Тети Сони". Можно было увольняться с работы. В расклейке я получал 90 руб. в мес. Хазанов платил мне 100 руб за трехминутный выход. Этот переход произошел мгновенно. Но длилось все это недолго. Пришлось уезжать в Израиль и начинать жизнь сначала.
Ступив на трап самолета по прибытии в аэропорт Бен Гурион, я инстинктивно сделал шаг назад. Вокруг была удушающая жара.
Первые дни в Израиле у меня была одна мысль - как я буду тут жить при такой жаре и как они здесь все живут?
Уже в 7 утра начиналась душная испепеляющая духота, от которой нигде не спрятаться.
О какой культуре можно говорить вообще в этой жаре? Какие тут на хер спектакли, культурная жизнь, если обливаешься противным липким потом с утра до вечера?
После публикаций в "Правде", сольниках при полных залах, публикациях от Ужгорода до Сахалина, гастролях с известными артистами, я быстро понял - ни я, ни моя писанина тут никому не нужны. Когда я говорил, что моя специальность -русский эстрадный драматург, меня жалели и высыпали мне на ладонь мелочь из кошельков.
Я быстро понял, что на местном ивритском рынке я не прорвусь. Слишком поздно приехал. Мой иврит не сравним с моим русским.
Пришлось бродить по этой жаре с пистолетом вокруг детского сада. Все таки хоть минимальная зарплата.
Возвращаться было некуда. Комнату в киевской коммуналке мы бесплатно отдали государству. Надежды не было никакой и ни на что. Было четкое ощущение, что жизнь я себе сломал навсегда и окончательно...
А продолжение, сцуко, таки последовало!
Но тогда я этого не знал.

(no subject)

Посмотрите, как тихо, без шума и пыли, без истерик и угроз, наши мочат хамасовских лидеров
(таблица "Лидеры и активисты ХАМАС" -теперь уже бывшие):
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%D0%90%D0%9C%D0%90%D0%A1
Об этом даже сообщений в СМИ не было.
Наши оставили буквально несколько человек, которые уже знают, что особо выебываться не стоит...
Причем, нередко они гибнут вместе с семьей, при обстреле их домов. Девушка, которая выходит замуж за убийцу и бандита, не должна удивляться, что в один прекрасный день ее вместе с детьми и мужем будет ожидать небольшая неприятность в семейной жизни. Правда, при этом и их дети гибнут. Ну да мать их ёб, выблядков.

(no subject)

Cо времен "Сатирикона" до наших дней теща является популярным объектом юмора как в анекдотах, так и в скетчах и монологах профессиональных юмористов. А про свекровь никакого юмора нет. Объясняется ли это тем что анекдоты и скетчи придумывают мужчины, или какими-то другими причинами?

Помогите голодающим детям- сиротам!

По наводке levkonoe

Братья и сестры!
К Вам обращается многодетная неполная семья Ирины Рыжей.
В семье 8 детей: Глеб (39 лет), Мирослав (34 г.), Виктор (27 лет), Владимир (26 лет), Евгения (25 лет), Мария (23 года), Ариадна (20 лет), Борис (17 лет).
Также обращаюсь ко всем за медецинской помощью - у Ариадны растет горб на груди
Детских пособий и всевозможных доплат, льгот, мы не получаем,
http://www.cirota.ru/forum/view.php?subj=74251

(no subject)

Продлить старость - не фокус. Фишка в том, чтобы продлить молодость. Как я.

(no subject)

За кілька діб після вечора у "Любаві", де вперше після звільнення з таборів публічно промовляли Євген Сверстюк, Олесь Шевченко, Сергій Набока, зібралася ініціативна група засновників майбутнього клубу – згадані вже Набока і Шевченко, Леонід Мілявський, Леся Лохвицька, Інна Чернявська, Ольга Гейко-Матусевич, Вадим Галиновський, Олександр Карабчієвський і Мар’ян Бєлєнький.
http://helsinki.org.ua/index.php?id=1186558838