September 28th, 2019

(no subject)

Марьян Беленький

Обращение к религиозным евреям

Ваш бог – подлый, тупой, мстительный жестокий старикашка с характером Берии. Он забывает только что сказанное, нарушает свои обещания. Его злобность и мстительность – запредельны. Вашему богу место в гериатрическом отделении психбольницы.
Вашему богу важно одно – чтобы его избранный народ не поклонялся другим богам.
Ваш бог дает карт бланш своему избранному народу – ничтожному скотоводческому племени - на уничтожение целых народов, включая детей и стариков. В чем он им активно помогает. «Я освобождаю вас от химеры, называемой совесть. Идите и убивайте всех, включая детей».
У вашего бога проблемы с образованием. Его кругозор исчерпывается Ближним Востоком, он понятия не имеет о существовании Японии, Китая, Индии. Ваш бог не знает элементарных вещей, известных сегодня любому ребенку.
Ваш бог ловит сладострастный кайф от потока восхвалений, с которыми вы обращаетесь к нему три раза в день. Этим он ничем не отличается от какого-нибудь чмо типа Ким Чен Ира или туркменбаши, которое понаставляло себе золотых статуй и все равно сдохло. «Благословен ты, господь, царь вселенной, великий и мудрый вождь, уважаемый и любимый руководитель, дорогой товарищ Ким Чен Ир, ведущий свой избранный народ к победе и славе под гордо развевающимся знаменем трех революций и прихода мессии. Амен».
Ваш бог - идиот, если он требует от вас расхаживать в 30-градусную жару в лапсердаках и отращивать идиотские пейсы, в которых вы выглядите полными мудаками.
Мой бог куда умней вашего. Ему все равно, какой рукой я подтираю задницу в субботу. Он не требует от меня соблюдения идиотских пищевых запретов. Мой бог дал мне возможность родиться не слепоглухонемым калекой, не раз избавлял меня от болезней и несчастных случаев. Значит, я ему нужен. Мой бог не ходит в мятых штанах, замызганных застарелой спермой. Он молодой и красивый, с аккуратно подстриженной рыжей бородкой, он постоянно улыбается, носит джинсы «Ливайс», кроссовки «Адидас» и черную майку, подчеркивающую атлетическую мускулатуру. А в Пурим он надевает белый смокинг и цилиндр и вместе со мной выходит на улицы Иерусалима. Мой бог - не в пыльных фолиантах говноталмудов, а в песнях Сезарии Эворы; не в душных синагогах, а в сальса-клубах. Он – в восхищенных женских взглядах, в ритмах сальсы, меренге и бачаты. Он дышит мне в плечо, когда я выхожу на сцену.
Мой бог ежедневно диктует мне слова, за которые потом платят деньги. (Правда, значительно меньше, чем хотелось бы. Но это уже моя проблема, а не его).
Это, кстати, я тоже пишу под его диктовку.
28.09/09
Судный день

Вопрос к эмигрантам

К решению покинуть родину приходят не сразу. Что стало последней каплей в вашем решении?
У меня это была репродукция картины выдающегося русского художника Игоря Бородина, опубликованная в журнале «Молодая гвардия» в марте 1991 года. Изображена там была обнаженная жирная жадная жабообразная желтая жлобская жуткая жидовка, сидящая на коленях царя с лицом Ельцина и шепчущая ему что-то на ухо. А глаза-то у царя тупые-тупые. А позади - русские церкви горят, а царский трон-то на острове, посреди моря русской крови стоит, а в море в этом отрубленные головы русских витязей плавают... А на берегу моря – жидов видимо-невидимо, ухмыляются, видя беду русскую. Ждут, пока ослабеет Россия, дабы растерзать ее...
...Читальный зал библиотеки наполнился густым черным дымом из крематория.
С улицы донесся мерный грохот кованых сапог, лай овчарок, звон разбиваемых стекол, хруст костей, истошный женский вопль…
В тот же день я заказал вызов из Израиля…
Спасибо Игорю Бородину. Кстати, где он, что с ним? Не эмигрировал ли в Израиль? Не ходит ли по Иерусалиму в лапсердаке с пейсами? Поисковик ничего не показывает. Я бы ему какой подарок прислал.

(no subject)

Марьян Беленький
Надпись на скале
Я, царь царей, величайший правитель мира Хуембабуебал Четвертый, покорил и уничтожил адумеев, гипербореев, садумеев и этих, как их… епт, проклятый склероз… Бекицер - все народы мира покорились мне. Да, там же еще были эти, как их... евреи.
Хоть бы с кем просто, по-человечески поговорить. Не с кем, каждый норовит жопу лизнуть. Вы, бля, великий и мудрый. Как будто я без них этого не знаю. Израиль уничтожен дотла и более не возродится. Слава о моих величайших подвигах будет жить в веках, суки, печень болит, а до изобретения ношпы еще пять тысяч лет. Приказать повесить придворного врача? Ну, еврей, а другого где взять? Нацкадры? Они ж тупые, сука, им бы только мясо на мангалах жарить да песни свои заунывные орать. Все народы мира поклоняются мне и приносят дань. Ладно, пойду полежу с грелкой, может пройдет. А что, если повесить всех? Сука, как же я раньше не додумался? Ша, а кто будет налоги платить? Жаль, не получится. Бля, как остоебенела эта ебаная жизнь. Высекателя этой надписи, на всякий случай, казнить.
И не забыть приказать замполиту гарема, чтоб запретил симуляцию оргазма. Бля, никому верить нельзя в этой ебаной стране, даже этим блядям гаремным.

(no subject)

На заре своей абсорбции, 18 лет тому назад, я решил проявить сознательность и пойти в Судный день в синагогу.
Больше всего это напоминало общий зал подольской бани на ул. Спасской в субботу. Толкотня, духота, дети бегают, только вместо банных шаек у посетителей книжки. Выдержал я минут 5.
Больше я в синагогу не ходил.
От посещения бани хоть польза есть.

(no subject)

В один из своих первых дней в Израиле я увидел на лавке надпись סופר מקסים
Я сразу понял, что приехал в Израиль не зря - магазинов для обаятельных писателей в СССР не было. На входе я предъявил удостоверение киевского профкома драматургов. Охранник посмотрел на меня строго, но пропустил. Обаятельность проверять не стал. Ага, вот чем питаются писатели в Израиле - понял я, - манго, дуро, личи, карамбола, и еще что-то, чего в моем словаре не было. Видимо, недавно изобрели. Как у них тут с нормой выдачи в одни руки? Талоны, купоны, справка из ЖЭКа, характеристика с работы? Если я возьму всего по одной штуке, наверно пропустят. На кассе я снова предъявил удостоверение. Кассирша странно посмотрела на меня. Но деньги взяла.
Да, хорошо живется писателям в Израиле. Особенно обаятельным.