March 2nd, 2020

(no subject)

Три месяца длится переписка между тельавивской юридической конторой , представляющей права Эфраима Кишона, и литовским театром, о постановки пьесы в моем переводе. Вернее, перепиской это даже назвать нельзя. Театр давно все подписал. А этим сволочам из Тель Авива нужно всего лишь взять три подписи адвокатов троих детей Кишона. Причем на предварительном договоре уже подписано, и теперь надо на окончательном. И они тянут. Уже мне на звонки и письма не отвечают, антисемиты.
Как было хорошо в старое доброе время! Можно было пожаловаться в НКВД, ответственного в фирме тут же бы расстреляли за саботаж, а на следующий день уже все было бы подписано и я бы получил свои кровно заработанные деньги.
Но сегодня об этом можно только мечтать.

(no subject)

Всякий бюрократический вопрос в учреждении можно решить (или не решить) двумя путями - официальным и неофициальным, с парадного хода и с черного, через главного начальника или через девочку-секретаршу.
Вначале начальнику нужно написать письмо. которое, скорей всего, до него не дойдет. В лучшем случае, придет отписка что ваш вопрос решается. Значит, к начальству нужно попасть на прием. А это не так просто. Ну, если прорвешься, он даст указание референтам "изучить вопрос", на этом дело и уйдет в долгий ящик.
Тогда как девочка готовит приказ и подсовывает начальнику на подпись:
"Направить Марьяна Беленького для чтения лекций в Москву и Питер на три месяца, с выплатой командировочных 200 долл. в день"
- Ты его знаешь? - спрашивает начальник у секретарши, - ладно, пусть едет.
Дальше с подписью начальника уже можно идти в бухгалтерию за деньгами. И к линейному чиновнику за составлением графика выступлений.
Поэтому я всегда спрашиваю у своих партнерш по танцам, где они работают.

(no subject)

Те, кто считает меня мудаком, могут в очередной раз поцеловать меня в задницу.