Беленький Марьян (belenky) wrote,
Беленький Марьян
belenky

Это будет продолжение:
http://www.lib.ru/ANEKDOTY/BELENKY/vsp-1.txt


Ура! Мой папа умер!

С детства я мечтал, чтобы мой папа умер. Я понимал, что думать об этом было нехорошо, как заниматься онанизмом, но во снах прорывалось. И сны - радостные как день рождения или новый год в детстве – я прихожу домой, а его нет нигде. ..
Мой отец пламенно ненавидел меня , еще когда мне было года три. Помню, он говорил какой-то родственнице про меня «Он не такой, каким должен был быть». Это сейчас я бы поставил его на место одной фразой, одним взглядом. Но что я мог сделать тогда, ведь я был маленький, а он большой.
Никогда я доброго слова от него не слышал. «Балбес» - обращался он ко мне. Другого обращения я от него не слышал никогда. Все, что я делал, вызывало в нем брезгливое отвращение – читаю – плохо, в туалет хожу- плохо, стираю брюки – плохо. Что я мог сделать – не читать или не ходить в туалет? Не жить? Не дышать? Как только я стал постарше, стал уходить из дому на целый день, до вечера, чтобы его не видеть, а то и дома не ночевал, вначале день, два, а потом жил у чужих людей месяцами.
Правда, он научил меня читать, играть в шахматы, ездить на велосипеде, но этого я предпочитаю не помнить. А помнить другое совсем.
Отцом я его никогда не называл. Папой тоже... Как то так обходился...
Однажды, когда я учился в первом классе, учительница сказала, что одного мальчика ударили в висок.
- Это очень опасно, - говорила она, - удар в висок, от этого можно запросто умереть.
...Отец дремал на диване. Я взял молоток и подошел к нему. Один удар – и наступает свобода и счастье. Я маленький, мне ничего не будет. Один удар. Когда он стоял на балконе, я подходил к нему почти вплотную. Стоит его легонько толкнуть....

И вот этот день настал. Мне позвонили на работу и сказали что отец умер.
- Ты что, в лотерею выиграл? - спросил приятель, глядя на мое выражение лица.
«Этот день настал. Ты слышишь? Настал! Я победил! Я свободен. Теперь больше никто не назовет меня балбесом и не будет издеваться по поводу того, что я слишком часто стираю брюки».
На похороны собралось немало людей. Как я ни старался, не мог убрать с лица предательскую улыбку полного и абсолютного счастья - улыбку Будды....День смерти отца – 16 октября - до сих пор для меня самый счастливый день моей жизни. День Освобождения.
Когда я сидел в зале театра Эстрады на Берсеневской набережной и Хазанов исполнял мой текст «Урок демократии» я думал только об одном :
Жаль что его уже нет, он бы убедился, какой я Балбес.
Надо было переехать в Израиль, чтобы программа Неудачника, которую он старательно закладывал в меня всю жизнь, начала стремительно раскручиваться...
«Устроились все, кроме тебя» - сказала мне жена перед разводом. Надо мной по сей день тяготеет его проклятие... Устроились все, кроме меня.
В министерствах, конторах, редакциях, радио, ТВ. Все, кроме меня. При всех моих способностях и знании иврита...
Я регулярно пишу ему послания- проклятия на тот свет.
А еще он постоянно приходил ко мне во сне и говорил – не надейся, я не умер и будут теперь с тобой жить. Страшный сон.
Лишь после того, как я прочел по нему поминальную молитву – кадиш, он перестал приходить.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments