Беленький Марьян (belenky) wrote,
Беленький Марьян
belenky

Беленький Марьян

Вариации на заданную тему

***
Носок пропавший -
из памяти - вон!
Партия,
по воле пролетариата
даст тебе сто миллионов носков
и при этом -
безо всякой оплаты!
***
Ты прими меня, Русь, и не сетуй
Я - крестьянин твой, а не буржуй.
Я с тальянкой по русским дорогам
И в одном носке похожу.
***
Мне голос был, он звал утешно:
Оставь надежду навсегда -
Носок ушедший канул в вечность
Он не вернется никогда.

*** ...
Болью в сердце - пропавший носок
Как же его - не уберегла я?
За мной - днем и ночью - стая носков
Гонится - как бешеных тигров стая.

***
Одинокий носок
Одинокий человек
вот и пара
*** ...
- Был у меня один знакомый мельник в Ческе Будеевице, - сказал Швейк, раскуривая трубочку, - который помешался на носках. Он, бывало, снимет носки, положит их на стул, погасит свет. А как включит - носок один. Он уже и в Чешскую академию наук обращался, те переслали письмо в Подебрады, районному психиатру. И вот к ему на дом посылают психбригаду - здоровенные парни, а это самый Тоник - его Тоник звали - говорит - вот, ребята глядите.
Снимает он носки, гладет их на табуретку, гасит свет. Включает - носков два.
- Позвольте, - кричит Тоник, - как же так. Всегда же был один. Давайте еще раз.
Так он раз десять гасил и включал свет – носки, как сговорились, на месте. Врач взял с него подписку, что больше он никого беспокоить своими носками не будет. И вот - только дверь за бригадой закрылась, он тут же проверять. Положит носки, погасит свет, включит. Носок один.
И так он всю ночь проваландался, а наутро его увезли в буйное отделение психиатрической больницы на Виноградах. Он, поди, и сейчас там сидит. Бывало, он увидит носки, и давай рыдать. Так главврач Циммерман - от него еще в прошлом году жена сбежала с каким-то гонведом - категорически запретил давать ему носки. А так, во всем остальном - нормальный человек, если с ним о носках не говорить. А приступы у него по вторникам, с 10 до 12.
А пиво здесь неплохое. Кельнер, подайте еще кружечку.
****...
Как и куда исчезают носки - вот где проблема проблем.
Много великих умов эту задачу тщетно пытались решить.
От напряженья ума много лишилось рассудкa.
Боги лишь могут найти разрешенье великой загадки -
Смертным она не под силу.
***...
Случай с носками

Тут недавно в одном учреждении интересный случай произошел. Один бухгалтер – Кульков Федор – все время на работу в одном носке приходил. Уже сослуживцы начали обращать внимание. Дело уже дошло до того, что его вызвал начальник:
- К нам ходят разные высокопоставленные особы, а вы перед ними щеголяете в таком отвлеченном виде. Это даже неудобно – что могут о нашем учреждении подумать.
- Вы понимаете, - отвечает Кульков, - встаю я утром на работу, чай пью, в туалет очередь занимаю, прихожу – нет одного носка. Ну что ты будешь делать? Приходится в одном на службу топать.
- Ну, вот что, - говорит Кулькову начальник, - мы этого в нашем советском учреждении допустить никак не можем. Не царское время - в одном носке дефилировать.
И тут он собирает по подписке с сослуживцев по полтиннику, и они купили этому самому Кулькову 20 пар совершенно одинаковых носков. И что же вы думаете?
На следующий день снова Кульков в одном носке приходит.
- Не понимаю, говорит, в чем и дело. Надел с утра два носка – пришел на службу – один рваный.
На следующий день та же история повторилась. Наш бедный Кульков уже ходит как тень, ведь при нынешних чистках вылететь с работы – плевое дело. Делать нечего – начальник звонит в ГПУ – так, мол, и так, проверьте гражданина Кулькова, нет ли тут мол, какого вражеского замыслу, враждебной какой пропаганды. Мол, у нас, в Советской России, граждане в одном носке разгуливают.
Стал следователь ходить в это учреждение каждый день. Вызывает сослуживцев по одному, закуривать предлагает – все честь по чести. И что же вы думаете, братцы мои? Нашел таки наш следователь разгадку, и награжден был именными часами с гравировкой. Оказывается, наши сослуживцы, не будь дураки, решили купить чего подешевле, и в этих своих поисках набрели на покойничий магазин. Который, стало быть, покойников наряжает. А на остальные деньги зашли в первую столовую нарпита пивка попить.

Да, что и говорить, граждане дорогие, бывает еще у некоторых наших граждан эдакая склонность к экономии – наследие старого режима.
Но это, сказать вам честно, ерунда, пустяки, на фоне наших успехов. Вон, по радио говорили, скоро вторую очередь Днепрогэса пустят. И заживем мы с вами, братцы, припеваючи - экономить копейки никакой надобности не будет.

***

Однажды, когда раби Гамлиэль из Межибожа сидел и учил главу «Ва йикра», к нему пришел ученик и спросил:
- Раби, что делать, когда потерялся носок?
- Не морочить голову, ответил раби.

С тех пор в день смерти раби Гамлиэля межибожские хасиды ходят в одном носке.
***

- Штирлиц, а что это на вас один носок? – спросил Мюллер.
- Да бардак в этих московских прачечных, - ответил Штирлиц, - вечно они носки теряют.
Еще с пересылкой возиться. В следующий раз сдам в берлинскую.
***
- Слушай, Петька, а чего это на мне один носок всегда?
- Так вам же белые еще в прошлом году ногу отрубили.
***

Однажды к шестому патриарху дзен Хуй Нэну пришел ученик и с поклоном спросил:
- Что делать, если пропал носок, о учитель?
Вместо ответа учитель Хуй ударил ученика бамбуковой палкой по спине.
***
Однажды сенсей Кироси посетил небезызвестную Тамако. Уходя от нее, он оставил свой носок.
Придя домой, он послал ей следующее стихотворение:

Один носок,
как я одинок
в своей любви,
вторым я утираю
слезы расставания.
***
- На Тагоре мы обнаружили цивилизацию Одиноких Носков, - сказал Максим Каммерер, не вставая с дивана, - единственным их занятием была истребительная война между Правыми и Левыми. Мы решили направить к ним старшего трансгрессора Института экспериментальной истории. Ты его знаешь – Горбовский. Он летал на Венеру еще на первом «Тахмасибе». Мы направили его туда под видом цветного шерстяного Вязаного Носка. Туземцы тут же стали ему поклоняться и строить в честь него храмы.
- Идиоты, - кричал он им, - возьмите в свои тупые башки - я никакой не бог, не надо мне поклоняться! Не надо мне строить никаких храмов и изваяний, придурки! Не надо приносить мне никаких жертв, балбесы!
Эти его слова они заучивали наизусть, выбивали их в своих храмах на каменных плитах и возводили гигантские изваяния Шерстяного Носка. И стали приносить ему в жертву захваченных в плен врагов, повторяя при этом заклинание : «Не надо приносить мне никаких жертв, балбесы!»
С большим трудом ему удалось объединить два враждебных племени. С тех пор эволюция у них пошла быстрыми темпами. Носки, Гольфы, Чулки, Колготки. Когда мы прибыли туда в следующий раз, там уже вовсю полыхала война между Двубортными и Однобортными Костюмами. Наш посланец был главнокомандующим Двубортных.
- Ты с ума сошел, - сказали мы ему, - разве мы для этого тебя сюда послали? Немедленно заключай мир.
- Мир? Хорошо. Но сначала нужно уничтожить Однобортных.
- Но почему?
- Потому что они Однобортные, неужели не понятно?
Его пришлось доставить на Землю и делать глубокую трансэктомию мозга.
С тех пор мы перестали вмешиваться в ход событий в иных цивилизациях.

***
Ослик Иа сидел на поляне и совал заднюю лапу в носок.
Входит! И выходит! Входит! И выходит!
- Что ты делаешь, Иа? - спросил проходящий мимо Пух.
- Чего я не терплю, так это идиотских вопросов, - сказал Иа, - можно подумать, ты сам не видишь. Так зачем спрашивать? Между прочим, я заболел. У меня жуткая ангина. Я промочил все 4 своих ахиллесовых пяты. И я послал Пятачка купить мне теплые носки.
- Он купил?
- Аз ох унд вей, как говорила моя покойная бабушка. Как по-твоему, сколько пар носков нужно для четырех лап?
- Тихо, дай подумать.
Пух погрузился в вычисления:
- Если умножить лапы на носки, - думал он, - получатся квадратные лапоноски. А если разделить?
- Не надо, - задумчиво произнес Ослик Иа, - не надо думать. Я тебе скажу точно. 4. Ровно 4. А теперь угадай – сколько носков принес Пятачок?
- Не знаю.
- А если подумать?
- 8?
- Хуже! Намного хуже! Он принес – страшно сказать – ОДИН носок. Остальные этот мудак потерял по дороге. Вот так надеяться на друзей. Вот так во всем. Вот такая жизнь. Моя покойная бабушка называла меня леменер гейлем. Ты хоть знаешь, что этот такое?
- Это что-то, связанное с медом?
- Твоя голова, ничего кроме меда, не вмещает. Это глиняный истукан. Как ты думаешь, похож я на глиняного истукана?
- Нет.
- А на кого.
- Ты похож на ослика, который надевает на заднюю лапу носок.
- О да, у меня теперь прекрасное занятие. Я выстроил все 4 лапы в очередь, и каждой по очереди достается носок. Конечно, гораздо лучше было бы, чтобы у каждой лапы был персональный носок, но об этом в наше время можно только мечтать.
- У меня где-то дома были запасные носки, - задумчиво произнес Винни Пух.
- Я не верю. Чудес не бывает.
- Точно. У меня было даже две пары. Одни мне подарили в прошлом году на день рождения, а другие я нашел в лесу.
- В нашем лесу? – с надеждой в голосе произнес Иа.
- Ну да, а в каком же еще? Разве есть еще какой нибудь Лес, кроме нашего?
- Какого они были цвета?
- Вот как твой.
- Какого они были размера?
- Точно как этот.
- Мой любимый цвет. Мой любимый размер. Когда это случилось?
- Сегодня утром.
- Это были мои носки. Это те самые носки, которые потерял это шлемазл.
- Ты уверен?
- Можно подумать, носки сейчас произрастают в лесу просто так, как грибы. Что–то я не слышал о наступлении сезона сбора носков.
- Допустим, я тебе их принесу. Это может как-то повлиять на ситуацию?
- Если ты принесешь мне найденные носки, и еще свои деньрожденные, то у меня будет целых 5 носков. Один будет запасной.
Но в это верится с трудом.
- Погоди, я сейчас.
И Пух вихрем помчался домой. Через несколько минут, он, запыхавшись прибежал:
- Вот.
- Где?
- Ну вот же.
- Настоящие носки. Ты их принес мне просто показать?
- Нет.
- Поносить?
- Нет. Я дарю их тебе насовсем! Без…. Безвозмездно.
- Забери обратно. Я в это не верю.
- Честное виннипуховское!
- Значит, у меня теперь будут носки на каждую отдельно взятую лапу?
- Ну конечно!
- На каждую лапу по одному совершенно целому, ненадеванному носку?
- Ну, епт!
- Погоди, может, ты мне даешь их в лизинг?
- Почему лизинг? Разве носки – это мед?
- Дожили. Медведь не знает, что такое лизинг. O tempora, o mores!
- Ты сказал что-то про море?
- Sancta simplicitas! Ну ладно. Я, пожалуй, их возьму. Покорнейше благодарствую.
- Чего?
- Спасибо.
- А! Пожалуйста, носи на здоровье.
- Только мне они уже не нужны. Я выздоровел. А вот, кстати, и Пятачок. Теперь, раз мы уже собрались все вместе, и я в новых носках, самое время пойти к кому-нибудь в гости. Если конечно, этот кто-то будет дома, и захочет нас принять. В чем я лично сильно сомневаюсь.
***
- Какая у вас красивая шапка! – сказала Алиса.
- Это не шапка, - обиделся Шалтай-Болтай, - это носок.
- Насколько мне известно, носки носят на ногах.
- А я ношу носок на голове. Это мой собственный способ ношения носков. Я сам его изобрел только что.
- Значит, это шапка.
- Нет, это носок, надетый на голову. Что главное в предмете – название или предназначение?
- … Я не знаю… Я об этом не думала.
- Если бы тебя назвали, скажем, не Алиса, а Кэт, ты бы была другой девочкой, или той же самой?
- … Думаю, что той же самой, только с другим именем.
- Откуда ты знаешь? Ты ведь никогда не была Кэт. Эй, Кэт!
- Извините, пожалуйста, к кому вы обращаетесь?
- К тебе. Попробуй представить, что ты Кэт.
Алиса зажмурилась и изо всей силы попыталась представить себе Кэт, но ей это никак не удавалось. Ведь она много лет знала, что она Алиса.
Она открыла глаза.
- Носок, говоришь? Но ведь один и тот же предмет, выполняя разные функции, может по-разному называться. Ты можешь привести примеры?
- Нужно подумать. Вот, например, яйцо. Его можно съесть, а можно вывести из него цыпленка.
- Только не яйцо! – вспылил Шалтай Болтай, - это очень неудачный пример.
- Извините, я не хотела вас обидеть.
- Тогда давай другой пример.
- Дуршлаг. Через него можно процеживать макароны. А если надеть его на голову, получится шлем.
- Нет. Получится дуршлаг, надетый на голову.
- Но если очень захотеть, его ведь можно считать шлемом.
- Если очень захотеть, кота можно считать собакой. Если поменять местами названия кота и собаки, разве от этого их сущность изменится?
- Боюсь, что нет.
- Вот видишь! Значит, носок, надетый на голову, превращается в шапку или нет?

Алисе было сложно ответить на такие замысловатые вопросы. Поэтому она, как воспитанная девочка, решила попрощаться:
- Извините, мне нужно идти.
- Не смею задерживать, сударыня.

Алиса скрылась на тропинке в лесу. А Шалтай Болтай остался сидеть на стене. Он то надевал носок на голову, то на ногу. И каждый раз повторял про себя – «носок – шапка-носок- шапка…»

***
Какие у вас есть устрицы? - спросил Ник.
- Устрицы из Марселя, - ответил официант, чуть наклонившись, свежие, привезли сегодня утром. Сорта делакатрен.
Делакатрен, да еще из Марселя – это было не совсем то, что он хотел. В Париже сейчас уже едят делиберман. Но выбора у него не было – встречу с Кэт он назначил здесь.
- Хорошо, дайте дюжину. Шабли у вас какого года?
- 1913.
За год до начала войны, подумал он. Я тогда был еще в Оук Парке. Как давно это было! 1913 - это был не лучший год для Шабли. Он понимал, что официант понимает, что Ник это знает.
- Хорошо, если другого нет, давайте 1913.
- Что-нибудь еще закажете?
- Пока все.
Официант ушел, слегка покачивая бедрами. Видимо, они так ходят для сохранения равновесия, когда таскают тяжелые подносы, - подумал он.
Подошла Кэт. Она была в том самом красном платье, как в тот день, когда они ужинали у Максима с этим, как его… Писатель, который обещал его опубликовать в своем альманахе. На Кэт были те самые розовые туфли на каблуке.
- Почему ты в одном носке? – спросил он, выжимая лимон на устрицу.
Она замялась…
- Я хотела тебе напомнить… помнишь нашу ту, первую ночь в Париже? Как назывался этот маленький отель... Ты набросился тогда на меня как тигр, я даже не успела снять носок….
Господи, думал он, когда это было. Тогда я думал совсем о другом. Тогда как раз пришел первый чек из канадского журнала.
Он вспомнил темно-вишневые бархатные занавеси в номере, такого же цвета ковер, запах роз, стоящих на столе в хрустальной вазе, но носок… Носка он не помнил. Впрочем, не надо ей об этом говорить, решил он.
- Мы идем? – с надеждой в голосе спросила она.
Идем.
Официант принес счет на круглом серебряном блюдечке. 33 франка.
Ник положил под блюдечко две 20-франковые банкноты и встал из-за стола.
Розовые лучи заката освещали улицы сонного французского городка на границе со Швейцарией.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments