Беленький Марьян (belenky) wrote,
Беленький Марьян
belenky

У Чехова есть ходульный образ писателя Тригорина, который ходит с блокнотом и все записывает. Как и многие образы Чехова, это карикатура, гротеск. Как женщина, которая развалившись на диване мечтает о том, как хорошо работать. Как три сестры, которые ноют «В Москву, в Москву», но никуда не едут.

Которые ходят со мной к Кате на танцы, могут подтвердить - я никогда не «изображал из себя писателя», не хожу с блокнотом и не пристаю к людям с глупыми вопросами, якобы мне это надо для рассказа. И блокнотов у меня никаких нет.

Романист должен регулярно работать, скажем, с восьми до часу, и чтоб его никто не трогал. Иначе романа не напишешь. И чтоб в час ему подали обед, убрали за ним. И чтоб уборщица пришла вовремя. И чтоб кто-то регулярно стирал, гладил, готовил обед, решал бытовые вопросы. Романисту нужна квартира с отоплением и чтоб не было заморочек — чем платить?

И чтоб дети на голове не сидели « тихо, папа работает».

А поэту все это ни к чему. Он может быть бомжом и писать свои гениалки на клочках бумаги как Хлебников, или просто на стене карандашом. Так, кстати и был написал гимн Израиля «Ха тиква»,

У меня такого нет, чтоб регулярно работать. Даже когда надо было каждую неделю сдавать мат-л в газету. Откуда-то появлялись идеи, и я записывал готовое.

И так всю жизнь. Неожиданно включается факс, и они мне диктуют готовое. Мое дело — только записать. Или запомнить и проговорить, а потом уже записать. А можно и не записывать, если это текст для стендапа. Они так и живут незаписанными.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments