Беленький Марьян (belenky) wrote,
Беленький Марьян
belenky

Category:

МЫ ИЛИ ОНИ: ЭТО ВОЙНА

Оригинал взят у votvamnews в МЫ ИЛИ ОНИ: ЭТО ВОЙНА

"Эту статью надо издавать в виде брошюрки гигантским тиражом — 500 тыщ... еще 500 тыщ... — и заваливать ими все подъезды. Так, чтоб мусоропроводы не справлялись, чтобы "не заметить" было невозможно. Так, чтобы спотыкаясь о груды этих буклетов, в конце концов даже самый тупой и ленивый взял и прочитал.
Ну, а кому путиновизором совсем любовь к чтению отшибло, тому, так и быть — в задницу эту статью засунуть, чтоб проявить индивидуальный подход к каждому гражданину, чтобы не было потом этих уже осточертевших — «мы не знали... нас обманывали... нам не объяснили... мы не виноваты...»"

Иван Симочкин

* * *
МЫ ИЛИ ОНИ: ЭТО ВОЙНА
© Юрий Нестеренко, 2007

Мы слишком долго их терпели. Да, это звучит банально, но мы действительно терпели их слишком долго.

Мы терпели, как они, далеко не набравшие на выборах 1999 года (казавшихся тогда чудовищно грязными, а, по нынешним временам, выглядящими чуть ли не образцом демократии) не то что конституционного, но даже простого большинства, грубо захватывали Думу, "кинув" своих вчерашних союзников.

Мы терпели выборы 2000 года, где необходимые Путину для победы в первом туре голоса вдруг чудесным образом хлынули потоком перед самым закрытием избирательных участков, местами доходя до 110%.

Мы терпели возвращение сталинского гимна. Мы терпели их чудовищную бездарность и ложь во время трагедии "Курска". (Потом нам объяснили, что люди погибли очень быстро, и даже немедленное принятие иностранной помощи их бы не спасло. Мы до сих пор не знаем, правда ли это. Но даже если правда — это никоим образом не снимает ответственности с тех, по чьей вине помощь пришла лишь через неделю.)

Мы терпели планомерную ликвидацию оппозиционных СМИ (кстати, они уже тогда демонстрировали, что не щадят даже своих — одной из первых жертв цензуры стал путинец Доренко, осмелившийся критиковать патрона как раз за "Курск"; черед НТВ — ТВ-6 — ТВС пришел уже потом), терпели превращение телевидения в "зомбоящик" с гламуром, спортом, программой "Аншлаг" и Ксенией Собчак.

Мы терпели, как они спускали на тормозах идею профессиональной армии и, в конце концов, прямо заявили, что призывное рабство в России не будет отменено никогда; терпели постепенную ликвидацию отсрочек, милицейские облавы на молодых людей, вся вина которых исчерпывается их полом и возрастом, тотальное загребание в армию студентов сразу после выдачи диплома (а теперь, с переходом на систему "бакалавриат+магистратура", не спасет и поступление в аспирантуру, ибо их закон дает право лишь на две образовательные отсрочки, а это была бы третья). Меж тем, армия оставалась все той же — пораженной тотальной коррупцией, воровством, некомпетентностью, хамством и жестокостью; армией, в которой солдаты целыми взводами то мрут от голода и болезней, то сбегают от унижений и издевательств, в которой удивления не вызывают уже не просто бойцы, попрошайничающие на улицах, но и бойцы, занимающиеся гомосексуальной проституцией; армией, в которой потери в мирное время выше, чем у иной страны, вовлеченной в военный конфликт.

Мы терпели войну в Чечне, поначалу казавшуюся справедливым и победоносным наведением порядка (хотя вопрос об "авторстве" взрывов жилых домов остается открытым — уж больно подозрительно выглядят рязанские "учения", где ФСБшников поймали за руку и где, если считать, что это и впрямь были учения, были нарушены все законы и правила, регламентирующие подобные мероприятия).

Однако "победоносная война" обернулась все тем же бизнесом на крови — на крови, как русских, так и чеченцев — с многократным "восстановлением" никогда не строившегося и прочими хорошо известными схемами "откатов" и "распилов" федерального бюджета. В результате этой войны нестабильность расползлась на Ингушетию и Дагестан, в Чечне настал полный Рамзан Кадыров, заполучивший больше, чем мечтали Дудаев и Масхадов, а боевики, на борьбу с которыми потрачено столько жизней, ныне называются чеченским ОМОНом и устраивают показательные расстрелы прямо в центре Москвы.

Выяснилось, что взятие Грозного не спасает от взрывов в столичном метро, "Норд-Оста" и Беслана. Но мы стерпели и это — потрясающие по наглости захваты заложников и операции по их освобождению, в результате которых от рук освободителей гибло больше людей, чем от рук бандитов. Террористы, разумеется, отморозки и ублюдки, с этим никто не спорит — но они, во всяком случае, убивали тех, кого считали врагами. А как назвать тех, кто стреляет из танков и огнеметов по своим, кто скрывает от медиков состав газа, которым были отравлены люди, лишая тем самым многих пострадавших шансов на спасение?

Мы терпели чудовищный цинизм, с которым они использовали бесланскую трагедию (и как тут не вспомнить неизменное "Кому выгодно?"), чтобы, наплевав на Конституцию, отменить выборы губернаторов. Мы терпели планомерное уничтожение и превращение в фарс выборной системы как таковой, принятие все более драконовских законов о партиях и избирательных процедурах, законов, не оставляющих оппозиции никаких реальных шансов быть достойно представленной в парламенте, а народу — выразить свое отношение к этому беспределу хотя бы путем голосования против всех или неявки; терпели массовые снятия неугодных с выборов под надуманными предлогами и, наконец, прямые фальсификации результатов там, где все прочие их средства не сработали.

Терпели уровень коррупции и бюрократии, невиданный даже в забюрократизированном СССР; терпели бесконечные пересаживания дураков и негодяев из одних кресел в другие — но никоим образом не в отставку и, тем более, не под суд; терпели перманентный рост цен, жалкие гроши, выделяемые на социальную сферу, фактическое сворачивание бесплатной медицины и образования — и все это на фоне кричащей роскоши их рублевских особняков, на фоне бесчисленных льгот и привилегий, превращающих их в особую, высшую касту, а нас — в плебеев (и это даже если говорить лишь о тех привилегиях, которые положены им по закону).

Терпели драконовскую редакцию Трудового кодекса, ползучую реформу ЖКХ, направленную на очередное ограбление народа и снятие ответственности с них, уплотнительную застройку, уродование исторического облика наших городов, не говоря уже о попрании прав граждан на жилье, многочасовые пробки, вызванные тем, что им надо прокатиться по городу с ветерком (чего, кстати, не позволяет себе глава ни одной цивилизованной страны)...

Терпели перманентно растущий уровень преступности (кстати, этот рост особенно усилился в последнее время, составив 37% за два последних года), "басманное" правосудие и милицию, давно уже превратившуюся из грозы преступников в грозу мирных граждан (по опросам, ее боятся и не доверяют 80% населения) и заслужившую репутацию самой крутой криминальной "крыши" в стране (впрочем, пожалуй, самая крутая все-таки ФСБ).

Терпели идиотскую внешнюю политику, ссорящую нас уже не только с Западом, но и с нашими ближайшими соседями, все более открыто возвращающую страну ко временам холодной войны, зато чрезвычайно дружественную ко всем преступным, тираническим и террористическим режимам на планете; терпели, когда наши деньги идут на "гуманитарную помощь" то палестинским, то ливанским боевикам, ближайшим собратьям тех, что резали головы русским солдатам в Чечне (впрочем, если у них теперь и чеченские боевики ходят в Героях России, то чему тут удивляться?)

Терпели, когда — опять-таки, за наш счет (как, впрочем, и все, что они делают — ведь сами они не способны заработать ни копейки) — штамповались на одном конвейере все новые армии молодых болванчиков — "идущих вместе", "наших", "молодогвардейцев" и т.д. и т.п...

Теперь, плюс ко всему этому, их ОМОН, существующий на наши деньги, избивает нас на улицах наших столиц. Внаглую, на глазах у всего мира. Всего лишь за намерение реализовать свое конституционное право на мирные митинги и шествия. Или просто за то, что случайно оказались рядом. А культ личности Путина, агрессивно насаждаемый всей мощью государственной машины, уже оставил позади вялую пропаганду брежневской эпохи и вплотную приблизился к "лучшим" сталинским образцам.

Сколько еще мы намерены терпеть? Чего мы ждем — массовых расстрелов? Не такая невозможная перспектива, между прочим. Шпионские процессы над экологами и учеными в "лучших" сталинских традициях мы уже видели. А новой 58-й статьей станет закон об "экстремизме", приобретающий все более параноидальные формулировки. И мораторий на смертную казнь не помешает. Сталин после войны его тоже вводил.

Пора, наконец, четко осознать: они — наши враги. Они — наши абсолютные враги. Худших врагов у нас нет: даже уголовники, хотя и не стоят добрых слов, в среднем все же менее вредны, ибо не опираются на всю мощь государственного аппарата. И единственный формат отношений, подобающих между нами и ими — это война.

Читать полностью

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments