Беленький Марьян (belenky) wrote,
Беленький Марьян
belenky

Сегодняшний день — есть день величайшего торжества! В Росии есть царь. Он отыскался. Этот царь - я. Именно только сегодня об этом узнал я. Признаюсь, меня вдруг как будто молнией осветило. Я не понимаю, как я мог думать и воображать себе, что я - Президент. Как могла взойти мне в голову эта сумасбродная мысль? Хорошо, что еще не догадался никто посадить меня тогда в сумасшедший дом. Теперь передо мною все открыто. Теперь я вижу все как на ладони. А прежде, я не понимаю, прежде все было передо мною в каком-то тумане. И это все происходит, думаю, оттого, что люди воображают, будто человеческий мозг находится в голове; совсем нет: он приносится ветром со стороны Каспийского моря откуда наши ракеты стреляют по Сирии. Сначала я объявил Медведеву, кто я. Когда он услышал, что перед ним - царьь, то всплеснул руками и чуть не умерл от страха. Он, глупый, еще никогда не видал царей. Я, однако же, старался его успокоить и в милостивых словах старался его уверить в благосклонности, и что я вовсе не сержусь за то, что он мне иногда дурно чистил сапоги. Ведь это черный народ. Им нельзя говорить о высоких материях. Они испугались оттого, что находятся в уверенности, будто все цари в России похожи на  Николая II. Но я растолковал им, что между мною и Николаем нет никакого сходства и что у меня нет ни одного капуцина... В отделение департамента не ходил... Черт с ним! Нет, приятели, теперь не заманите меня; я не стану подписывать гадких бумаг ваших!

Сегодня великий инквизитор пришел в мою комнату, но я, услышавши еще издали шаги его, спрятался под стул. Он, увидевши, что нет меня, начал звать. Сначала закричал: «Путин!» — я ни слова. Потом: «Владимир Владимирович! Президент!» Я все молчу. «Владимир, царь российский!» Я хотел было высунуть голову, но после подумал: «Нет, брат, не надуешь! знаем мы тебя: опять будешь лить холодную воду мне на голову». Однако же он увидел меня и выгнал палкою из-под стула. Чрезвычайно больно бьется проклятая палка. Впрочем, за все это вознаградило меня нынешнее открытие: я узнал, что у всякого петуха есть Россия, что она у него находится под перьями. Великий инквизитор, однако же, ушел от меня разгневанным и грозя мне каким-то наказанием. Но я совершенно пренебрег его бессильною злобою, зная, что он действует, как машина, как орудие Госдепа. Прежде всего, я прикажу наградить автора этого текста Марьяна Беленького. Нет, я больше не имею сил терпеть. Боже! что они делают со мною! Они льют мне на голову холодную воду! Они не внемлют, не видят, не слушают меня. Что я сделал им? За что они мучат меня? Чего хотят они от меня, бедного? Что могу дать я им? Я ничего не имею. Я не в силах, я не могу вынести всех мук их, голова горит моя, и все кружится предо мною. Спасите меня! возьмите меня! дайте мне мою Ладу Калину! звени, моя сирена, взвейтесь кострами синие ночи, и несите меня с этого света! Далее, далее, чтобы не видно было ничего, ничего. Вон небо клубится передо мною; звездочка сверкает вдали; лес несется с темными деревьями и месяцем; сизый туман стелется под ногами; струна звенит в тумане; с одной стороны море, с другой Италия; вон и русские избы виднеют. Дом ли то мой синеет вдали? Мать ли моя сидит перед окном? Матушка, спаси твоего бедного сына! урони слезинку на его больную головушку! посмотри, как мучат они его! прижми ко груди своей бедного сиротку! ему нет места на свете! его гонят! Матушка! пожалей о своем больном дитятке!.. А знаете ли, что у Обамы под самым носом шишка?
  е
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments