Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

(no subject)

В налогое управление
Заявление
Я, Беленький Марьян, отказываюсь платить налоги государству Израиль, так как не хочу содержать пейсатых паразитов, вонючих марокканцев, эфиопских обезьян и прочую шваль. Вид взрослого неработающего здорового мужчины вызывает у меня глубочайшее омерзение, даже если это мой сын.
Мне, лауреату международных литконкурсов, не западло мыть жопы старикам ради заработка. Хай пейсатые идут въябывать на стройки и на заводы. А жизненно важный вопрос - какой рукой разрешается подтирать жопу в субботу - можно изучать после работы, ничего страшного не случится. Говноталмуды никуда не убегут.
Я считаю, что лучший способ помощи бедным - лишить их всякой помощи раз и навсегда, тогда они поймут, что надо самим зарабатывать. А то он плодит по 12 детей, не думая, чем их кормить. Государство прокормит.
"Ликвидация социального неравенства" -это полная хуйня. Его надо не ликвидировать, а усиливать. ЧТобы пейсатые паразиты и прочие лентяи и бездельники видели, чего могут достичь работяги.

(no subject)

Марьян Беленький (с)

Производственный инструктаж
Содержит неконвенциональную лексику.

alphyna и другим лжеюзерам, не достигшим 18 лет, кат не открывать!
Collapse )

(no subject)

Мой дед Соломон
И что интересно- над монологом или рассказом надо работать, проверять на слушателях, несмешные места вычеркивать, менять куски. А вот такого я могу просто от забора до обеда, без перерыва. Практика показала, что для этого большого ума не надо.

Мой дед Соломон Беленький был братом Моисея Соломоновича Беленького – переводчика Шолом Алейхема, автора книг «Что такое Талмуд» «Спиноза», директора студии театра Михоэлса.
Нынешняя киевская кондфабрика им. Карла Маркса была «Фабрикой Беленького», старые киевляне еще это помнят. Даже я еще застал «Вы на Беленькой выходите?»
Мой дед первым в России производил цукаты (киевское сухое варенье), конфеты от кашля «Кетти босс» и киевский торт, который тогда назывался «Торт Эстра-Люкс». Рецепт дед приобрел у Эйнема (фабрика Эйнема потом стала конд. фабрикой «Красный Октябрь»).
В 18 году, когда пришел Щорс с большевиками, фабрику у деда отобрали, но по территории уже бегали собаки, никакого производства не было, склады с запасами сырья на несколько лет были разворованы. В 1923 году дед фабрику восстановил с большим трудом, а в 1928 ее отобрали окончательно. Дед пошел в райком партии:
- Фабрика –это моя жизнь. Оставьте меня хоть рабочим.
В райкоме посовещались и сказали:
Директором вы быть не можете, поскольку беспартийный и бывший буржуй.
Главным инженером вы быть не можете, поскольку у вас нет образования. Будете завпроизводством.
В этой должности он проработал до пенсии. Фабрика выпускала простые леденцы и карамели – шоколада не было. Дед добился приема у Микояна – пустите за границу, я вам организую поставки какао-бобов. И вот еврея, буржуя, беспартийного отпустили, приставив, правда, двух товарищей в штатском. С тех пор в СССР бесперебойно стали поступать какао-бобы в обмен на какую то руду.
Деда на фабрике звали Хозяин, несмотря на запрет парткома. Поначалу бегали к нему жаловаться на бардак, но дед выразительно вздыхал, указывая наверх.
Дед сладкого никогда не ел, просто не любил.
Еще до первой мировой войны он собирался перекупить фабрику Эйнема в Риге, уже и договор собирались подписывать, но в Ригу вошли немцы, и сделка не состоялась.
Если бы он успел, у меня бы сейчас в жизни были бы совсем другие проблемы – типа лечения фламинго в собственном парке и достройки третьего этажа виллы. Латвия евреям домов и фабрик не возвращает, но компенсации выплачивает исправно, через адвоката.
Незадолго до отъезда в Израиль я выступал перед девочками на кондфабрике. Когда я сказал, что это моя фабрика, это была самая удачная реприза, они долго смеялись. После выступления ко мне подошла пожилая женщина – мастер цеха:
- Так что ж вы не сказали, что вы – внук Хозяина? – и, озираясь, сунула мне пакет из спеццеха, где производились мелкие партии изделий для крупных деятелей партии.
Вкус того шоколада я помню по сей день.

Марьян Беленький

Марьян Беленький

Производственный инструктаж

(пер. с иврита автора)

Ну и какого хуя тебя сюда хуйнули? Ладно, хуй с ним, будем въябывать. Я на этой ебаной хуевине хуячу уже хуй знает сколько. И ни хуя. Ни один хуй не хочет на этой ебаной хуевине хуячить. Нахуячат до хуя всякой хуевой хуеты, а мне расхуяривать. У нас как хуячить, так хуй в рот, а как зарплату, так хуем по столу. Ну, хуй с ним. Читай, что нахуячено большими красными буквами с тремя восклицательными знаками. Ни хуя не понял? Хуйня, у нас на заводе ни один хуй не знает, на каком ебаном языке это нахуячено. Ну, начнем въябывать. Читай, что на этой ебаной  хуевине нахуячено:

е прихуячиваться к этой ебаной хуевине". Понял? А теперь пиздани по этой хуевине этой ебаной кувалдой. Иначе хуевина не похуячит..

Теперь ебани эту хуюшку, где нахуячено "Пиздец, яд!" Похуячило? Ста­кан есть? Угощайся. Да не бздо, это пацаны из соседнего пивзавода трубу прихуячили. Хуйни по этой пиздюлине, захуячь по этой хуевине, заебашь эту хуемотину вліво и пиздани наискосок. Влево, я сказал, иначе тебе ни один врач не поможет. Следи, чтоб эта мандавошка не дошла до этой хуевины. Если дойдет, пиздец всем. И заруби себе на хую - автор этой всей хуйни – Марьян Беленький. А то ебаные копипастеры текст перехуячивают, а автора, суки, указать «забывают». Чтоб у вас, суки ебаные, по два ебаніх хуя на лбу выросли, как рога. А теперь перехуячивай эту переостоебину до той заебулины. Я сказал до той заебу­лины, а не до этой мудятины. Если, не дай Бог, эту мудятину переебашить, пиздец всему. Заебывай, но не перепизди ненароком, а не то как хуйнет, и мало не покажется. Ты все запомнил? Теперь главное – все, что я тебе показал, делать ни хуя нельзя. Но иначе ебаная хуевина не хуячит. Распишись за инструктаж. Ну я пойду поссу, а ты пока перехуячь эту блядскую пиздомотину в ту ебаную пиздюльку.

Хули ты сделал? Я ж тебе пиздел хуячить, на хуя ж ты ебашил? Давай уебывать отсюда бегом , пока все на хуй не ебануло.

Опубликовано в электронном издании «Словаря мата» Плуцера-Сарно.

В данный момент электронная версия недоступна.